«Бесплатно, что ли, воевать начнём?»

Мобилизованным и контрактникам задерживают и не платят обещанные зарплаты, надбавки и соцвыплаты

По подсчетам «Вёрстки», в 52 регионах России и в Крыму с начала марта 2023 года задержали или вовсе не выплатили зарплаты военным. Контрактники, мобилизованные, добровольцы и их родственники говорят, что вместо обещанных 195 000 рублей в месяц на счета поступают суммы в разы меньше. «Вёрстка» выяснила, как Минобороны платит россиянам за участие в войне и как давно деньги задерживают.

Чтобы не пропустить новые тексты «Вёрстки», подписывайтесь на наш телеграм-канал

«Есть несколько человек, которые с ноября так „ждут“»

«Есть люди, которым не пришла зарплата за январь и февраль?». «Брату не платят два месяца». «Три месяца нет зп». «В МО сказали, мужа в списке на зп нет». С начала марта десятки подобных сообщений появляются в группах во «ВКонтакте», посвящённых выплатам мобилизованным. Российские военные и их родственники говорят, что им задерживают или месяцами не выплачивают зарплаты, надбавки и соцвыплаты.

Лишь в первую половину марта подобные жалобы опубликовали жители как минимум 52 регионов и аннексированного Крыма. Они также указывали, в каких банках открыты их «военные» счета: ВТБ, «Сбер», «Промсвязьбанк», «Тинькофф Банк», «Газпромбанк», «Банк России», «Полевой банк» и РНКБ (работает на территории Крыма).

Инфографика: Михаил Березин

По словам собседеников «Вёрстки», массовые проблемы с выплатами начались в 2023 году. В 2022 году с задержками по зарплате сталкивались единицы. «Вёрстка» обратилась к некоторым из тех, кто писал о задержках выплат с ноября и декабря, но от разговора с журналистами они отказались.

В комментариях авторам жалоб нередко отвечают, что Минобороны официально переводит зарплаты с 10 по 20 число каждого месяца и что задержки могут быть связаны с переводом самого военнослужащего в другую часть. В этих случаях некоторые признаются, что позже всё же получили выплаты — просто с опозданием. Другие публикуют расчётные листы из личных кабинетов военнослужащих на сайте Минобороны, в которых на месте выплат стоят нули.

«Бесплатно, что ли, воевать начнём?» — интересуется один из подписчиков сообщества.

Как выяснила «Вёрстка», среди тех, кто не получает выплаты, и мобилизованные, и контрактники, и добровольцы. Например, Виктория из Москвы рассказала, что её мужа мобилизовали осенью прошлого года, а обещанные государством выплаты перестали поступать на карту с января.

«Они как-то увольняют ребят и назначают в другие части. И в этот момент могут напортачить с документами. У нас так и произошло, — рассказывает Виктория. — Если честно, мне очень тяжело. Я в декрете, не работаю. У нас двое детишек: одной три года, второму восемь месяцев. Получаю я только детское пособие около 30 000 и с этих денег ещё помогаю мужу уже второй месяц, перевожу ему деньги на его расходы. Без помощи матери я бы не выжила».

Дарья из Ивановской области говорит, что её мобилизованный муж не получает зарплату с февраля. При этом некоторые из её знакомых мобилизованных, по её словам, получают выплаты, но в разы ниже обещанных — по 7–15 тысяч рублей в месяц.

Когда она дозвонились в Единый расчетный центр, там ответили, что с 31 января муж уволен из одной части и в другую не переведён: «И так вся рота числятся уволенными, но в другую роту не зачислены. Дошли до командира части. Он ответил, что на денежное довольствие и его не поставили. Как это так?»

По словам Дарьи, ежемесячно она тратит восемь тысяч рублей на оплату детского сада, ещё десять тысяч — на детские кружки, кроме того необходимо выплачивать кредит. Его сумму Дарья не уточнила. Для ощущения «достатка» в месяц необходимо порядка ста тысяч рублей, говорит жена мобилизованного из Ивановской области.

«Ещё приблизительно сто тысяч уходит только у него там на свои нужды: кормят сухпайками, а в магазинах, что находятся там, всё раз в пять дороже, — рассказывает Дарья. — Но чтобы туда отправиться, на всё обмундирование ушло около 150 000 рублей, потому что вещей не выдавали фактически никаких, с питанием было всё очень трудно. Все жены, матери возили баулами [в учебные части] питание и форму. Скидывались и на медикаменты, и на генераторы. Наше государство только песни поёт о том, как они всем обеспечивают».

Валентина из Ростовской области рассказывает, что её муж, который ушёл на войну добровольцем, находится в тылу и тоже не получает денег с февраля этого года. «Мы с десятимесячным ребёнком живём на съёмном жилье. Долги за ЖКУ и аренду. Мне и уехать в случае чего не к кому, с родителями мы не общаемся».

Контрактник Алексей в разговоре с «Вёрсткой» сказал, что заключил договор с Минобороны и отправился на войну в июле 2022 года. А впервые столкнулся с невыплатами в феврале этого года.

«Зарплату я просто откладывал, не тратил. Помог только матери закрыть несколько долгов, — рассказывает контрактник. — Она всегда приходила стабильно и вовремя 10 числа или, если этот день выпадал на выходные, приходила в понедельник. В этот раз мне почему-то пришёл только оклад, около 30 000 рублей. Я в замешательстве. Даже убрали надбавку за отсутствие выходных дней. У многих сослуживцев всё пришло. Ответ от командования один — ждите. Тут есть несколько человек, которые с ноября так „ждут“».

Какой должна быть зарплата военнослужащего

Как говорит российская правозащитница и глава старейшей организации помощи военнослужащим «Союза комитетов солдатских матерей» Валентина Мельникова, зарплата любого военнослужащего, будь то мобилизованный, контрактник или доброволец, складывается из нескольких частей.

«Есть небольшая базовая ставка за то, что он служит рядовым, сержантом, ефрейтором, старшиной, прапорщиком и так далее. Это около 13–15 тысяч рублей, — рассказывает Мельникова. — К этой базовой ставке моментально добавляются доплаты: за звание, за воинскую квалификацию, водительскую, например, и так далее. Всё вместе это составляет оклад — основное денежное довольствие — порядка 30 000 рублей».

Законодательно власти разделяют военнослужащих на контрактников, мобилизованных и добровольцев. Но, как отмечает Валентина Мельникова, фактически все они находятся в одном юридическом поле и считаются военнослужащими по контракту. Контрактники — служащие армии, которые заключили контракт с Минобороны на срок от года. Добровольцы также заключают контракт, но на срок от трёх месяцев. В случае с мобилизованными контракт заключается на срок мобилизации.

Судя по заявлениям чиновников, всем им положена одинаковая зарплата — от 195 000 рублей. В случае с мобилизованным эта сумма складывается из обещанной Владимиром Путиным социальной выплаты в 158 000 рублей и минимального денежного довольствия в 37 000 рублей. В случае с контрактниками и добровольцами социальная выплата заменяется на удвоенные и утроенные оклады.

Как говорил представитель финансового блока Минобороны России Сергей Микищенко, минимальное денежное довольствие может увеличиваться в зависимости от оклада по воинской должности, занимаемой военнослужащим, оклада по воинскому званию, выслуги лет. И это правило касается также всех: и мобилизованных, и контрактников, и добровольцев.

«Если военнослужащий, например, сержант, прапорщик или офицер, у него, безусловно, в зависимости от воинского звания, а также от воинской должности, будь он командиром отделения, взвода или роты, эта сумма будет больше. К примеру, командир взвода будет получать около 225 000 рублей, а командир батальона — около 243 000 рублей», — заверял Микищенко.

Отличия могут быть в дополнительных социальных надбавках. К примеру, мобилизованным Путин пообещал дополнительную единовременную выплату в 195 тысяч рублей, если они заключат контракт с Минобороны на год и дольше. Кроме того, и им, и добровольцам власти регионов обещают дополнительные деньги из бюджетов. А контрактникам в случае участия в наступательной операции дополнительно выплачивается по восемь тысяч рублей за каждые сутки.

Все эти данные отражаются в личном кабинете военнослужащего на сайте Миноборны. Там же к 10 числу каждого месяца должен появиться расчётный лист, где по пунктам расписано, за что начисляются деньги. Но, как говорят опрошенные «Вёрсткой» военнослужащие и их родственники, в таких расчётных листах не отражается часть дополнительных надбавок.

Чтобы не пропустить новые тексты «Вёрстки», подписывайтесь на наш телеграм-канал

«Тяжело понять, сколько ты в итоге должен получить, когда всё настолько скрытно»

Среди таких надбавок, например, «боевые» — дополнительные выплаты за участие в боевых действиях. По словам Мельниковой, сумма такой выплаты, способ её расчёта и начисления не публичны, и военнослужащие могут узнать об этом только при личном обращении к командованию или в Единый расчётный центр Минобороны.

По словам опрошенных «Вёрсткой» родственников, «боевые» выплаты составляют около семи тысяч рублей в день. Эту же сумму называет бывший военнослужащий по контракту, который участвовал во вторжении в Украину в феврале прошлого года. При беседе с корреспондентом «Вёрстки» он попросил об анонимности.

«Если ты просто находишься в Украине, ты получаешь дополнительно три оклада и в сутки порядка семи тысяч рублей боевыми, — сказал собеседник „Вёрстки“. — Когда я там был, шли разговоры о том, кому начислять боевые: мол, только тем, кто находится на линии соприкосновения сторон. А те, кто в тылу, якобы не должны получать. Когда эту идею начали продвигать, артиллеристы сказали, что не будут стрелять — они же в тылу находятся».

Мельникова при этом уточняет, что для начисления так называемых «боевых» должны быть изданы два приказа: «Во-первых, боевой приказ, где написано, кто, где, когда, в какой период участвовал в боевых действиях. Он может быть ежемесячным, еженедельным. Это делает воинская часть. Время фиксирует тот, кто командует на месте. На основании этого приказа командир части издаёт другой приказ — о начислении денежного довольствия — и отправляет его в Единый расчётный центр. Но что происходит на деле, неизвестно. Невозможно даже посмотреть приказы. Сам военнослужащий не может получить свой приказ, выписку».

Помимо «боевых» в расчётных листах военнослужащих не отражаются и так называемые премии, рассказал «Вёрстке» экс-контрактник и подтвердили опрошенные члены семей мобилизованных. Такие премии могут начислять за успехи на службе: например, за уничтожение украинской техники.

«Некоторые считают, что эта надбавка за уничтожение техники появилась только с мобилизации. На самом деле, это было с самого начала, — сказал „Вёрстке“ экс-военнослужащий по контракту. — И самое интересное, что эти суммы никто не проверяет. По новостным сводкам, если взять все заявления Конашенкова, мы уничтожили техники больше, чем там было у ВСУ за всю историю. Это происходит как раз потому, что в журнале боевых действий указывают вымышленные данные и подают их командованию, чтобы приходили деньги. Ты танк уничтожил, на тебе 60 000. А на самом деле танка никакого не было, и никто его не уничтожал. Как правило, этим занимается начальник штаба: пишет эту сумму себе или с кем лучше дружит, по доброте душевной. Мне тоже приходили эти деньги ни за что. Отправляла их войсковая часть ГРУ в Москве».

По словам экс-военнослужащего, такие начисления, как и «боевые», приходят на карту отдельно от денежного довольствия: «Если зарплата приходит 10 числа каждого месяца, то эти выплаты начисляются непоследовательно, случайным образом. Поэтому тяжело понять, сколько ты в итоге должен получить, когда всё настолько скрытно».

Почему задерживают выплаты

Мельникова считает, что нынешние задержки зарплат, надбавок и социальных выплат связаны с административным коллапсом, с которым столкнулась армейская бюрократия. По её словам, часто происходит так, что «официально человек числится в одной части, а физически находится в составе другой».

«Порядка 80 % обращений к нам об этом: человек прикреплён к одной части, а воюет в составе другой, — говорит Валентина Мельникова. — Не понимают люди, не хотят понимать, что воинская часть — это куча военнослужащих и куча документов. Если эти люди там были до этого, если их знают, если он „свой“, „родной“, как в случае с контрактниками, там могут что-то проверить. Если это просто фамилия в списке, как в случае с мобилизованными или добровольцами, там начинается неразбериха. Не было у нас такого количества людей задействовано в боевых действиях раньше. Не было у нас ни добровольцев, ни мобилизованных. Как с таким личным составом работать, опыта нет».

Экс-контрактник предполагает, что дело в безразличном отношении к людям. «На их зарплаты и на них самих всем плевать. Большая часть из тех, кому деньги не приходят, всё равно умрут. Всё равно их родственники будут пороги обивать, чтобы деньги получить, — говорит собеседник „Вёрстки“. — Документально оформят то, что отражается в расчётном листе. А остальное — попробуй докажи. Когда заходили на территорию Украины, приказа не было никакого. И ты попробуй докажи, что там был. Так эта схема и работает».

«Для жителей регионов 200 000 рублей — это большие деньги, — комментирует социолог, руководитель центра „Региональные исследования“ Дмитрий Лобойко. — Для людей из малых городов и сельской местности — просто огромные. Если смотреть на медианные (не путать со средними) зарплаты по регионам, то для многих сумма в 200 000 рублей сопоставима с зарплатой за год. К примеру, медианный месячный доход в Татарстане составляет около 27 700 рублей, в Самарской области — 23 600, в Удмуртии — 21 000, в Мордовии около 17 000, в Ингушетии — 14 000. Это данные за 2020 год, более поздние данные Росстат публиковать перестал. Если задержка за несколько месяцев, то для многих участников СВО это немыслимые цифры. С оплатой за участия в боевых действиях люди из глубинки связывали надежды качественно изменить свою жизнь. Но им пришлось столкнуться с реальностью».

К моменту публикации материала опрошенные «Вёрсткой» военнослужащие и их близкие сообщили, что так и не получили обещанные зарплаты и надбавки.

«Теперь только в следующем месяце и то под вопросом», — говорит Дарья, жена мобилизованного из Ивановской области.

Обложка: Дмитрий Осинников

Регина Гималова

Ещё 15 историй