«Помогите, пожалуйста, советом: как закрываете выбитые окна?»

Десятки крымчан не могут добиться компенсации за разрушенные взрывами дома

«Помогите, пожалуйста, советом: как закрываете выбитые окна?»

В середине августа в разных частях Крыма прогремели взрывы. В нескольких посёлках серьёзно пострадали дома. Власти сразу же пообещали возместить ущерб и оплатить ремонт, но десятки строений по-прежнему стоят разрушенными. Многим крымчанам пришлось искать новое жильё, а кто-то вынужден жить с клеёнкой на окнах вместо стёкол. «Вёрстка» рассказывает, как жители разрушенных домов пытаются справиться с последствиями взрывов и добиться выплат.

Чтобы не пропустить новые тексты «Вёрстки», подписывайтесь на наш телеграм-канал

Выбитые окна, обрушенные балконы и потолки

«Помогите, пожалуйста, советом: как закрываете выбитые окна? На верхнем этаже плёнка не держится». Такой пост 26 августа появился в группе курортного крымского посёлка Новофёдоровка во «ВКонтакте». В комментариях посоветовали купить белые плетёные мешки, расправить их, зажать рамой и заклеить скотчем. «Ветер их мутузит, но не срывает», — написала одна из пользовательниц.

Авторка поста Александра Старцева рассказала «Вёрстке», что спрашивала совета не для себя, а чтобы помочь подруге. В её квартире взрывной волной выбило стёкла. Местные власти пообещали устранить повреждения, но на момент написания статьи этого так и не произошло.

Жильё женщины пострадало из-за серии мощных взрывов, которые прогремели 9 августа на военном аэродроме Саки. В тот день пострадали не только дома, но и жители полуострова. Один человек погиб, не менее 14, как сообщал глава Крыма Сергей Аксёнов, обратились за медицинской помощью. В пункты временного размещения были эвакуированы 252 человека. Ущерб от взрывов оценивается не менее чем в 200 миллионов рублей. Пострадали 62 многоэтажных дома, несколько десятков частных домов и 20 коммерческих объектов. По официальной версии, на территории аэродрома сдетонировали несколько авиационных боеприпасов.

Через неделю в районе крымского города Джанкой, у села Майское, на территории войсковой части взорвался склад боеприпасов. Два человека пострадали. Жителей двух посёлков — Майского и Азовского — эвакуировали в общежития. Минобороны России сначала сообщило, что взрыв произошёл из-за пожара на площадке, где хранились боеприпасы, а позже заявило, что это была диверсия.

Штаб в Азовском после взрывов. Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Разрушений стало ещё больше. У многих жителей близлежащих посёлков взрывной волной выбило окна, двери и обрушило крыши. Некоторые крымчане рассказали «Вёрстке», что после взрыва уехали к родственникам или сняли квартиры: оставаться в повреждённых домах было некомфортно и небезопасно.

Что обещали крымчанам

Чиновники пообещали жителям Новофёдоровки и Джанкойского района, что их жилища отремонтируют за счёт государства. Также они анонсировали выплаты тем, чьи дома пострадали: по 50 тысяч рублей за частично повреждённое имущество, по 100 тысяч рублей за полностью уничтоженное и по 10 тысяч рублей на человека в качестве единовременной помощи. При этом рассчитывать на восстановление жилья и компенсацию имущества могут только собственники.

За выплату этих компенсаций отвечают районные департаменты социальной защиты. Оценивает повреждения и составляет смету на восстановление специальная комиссия, состоящая из чиновников строительных ведомств. Они передают данные департаменту соцзащиты, который в течение десяти дней принимает решение о назначении выплаты. Комиссия также делает замеры в жилище, чтобы затем поставить новые окна и двери и починить потолки.

На сегодняшний день, как утверждают крымские власти, жителям Новофёдоровки — посёлка, где прогремели первые взрывы, — выплачено уже свыше 28 миллионов рублей компенсаций — 60 % от необходимой суммы. Сколько было потрачено на помощь жителям Джанкойского района, официально не сообщалось. На запрос «Вёрстки» администрация района не ответила.

Но что касается восстановления домов, то, по словам крымчан, с этим власти не торопятся. Многие говорят, что они до сих пор не знают, когда смогут обратно въехать в свои жилища. Чиновники не называют точных сроков и предлагают пострадавшим делать ремонт за свой счёт.

Новофёдоровка после взрывов. Фото: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

«Обещают то, чего не делают»

Ксении 32 года. До недавнего времени она вместе с ребёнком и мужем — военным пенсионером жила в Новофёдоровке, в военном общежитии неподалёку от аэродрома.

Девятого августа в момент взрыва она была дома. Ксения говорит, что видела, как выбило рамы в окнах и на лоджии. Повсюду разлетелись разбитые стёкла. «Осколки чудом никуда не встряли», — рассказывает она.

Ксения сразу же подала в департамент социальной защиты заявление, чтобы ей поставили новые окна, но их так до сих пор и не заменили. Обещанные 10 тысяч рублей единоразовой выплаты семья тоже не получила.

Супруги решили на время переехать. Ксения беременна, и ребёнок должен появиться через месяц. Ждать родов в квартире с выбитыми окнами было некомфортно. Они заняли денег у знакомых и за 20 тысяч рублей сняли квартиру в городе Саки.

По словам Ксении, на замену оконных рам денег у семьи нет. Но даже если бы они были, их вряд ли стали бы вкладывать в ремонт: женщина говорит, что не видит смысла в таких тратах, потому что «нет гарантии, что это не повторится».

«Всем плевать на людей, — считает она. — К нам сегодня-завтра прилетит ракета, а нам говорят: „Не сейте панику“. Я считаю, что надо хотя бы переселить семьи с детьми и убрать из посёлка отдыхающих».

Ксения говорит, что звонила в департамент социальной защиты и пыталась узнать, когда выплатят обещанные 10 тысяч, но там на неё «накричали и ничего не ответили». «А власти так красиво обещали», — недоумевает она.

«Я сделала вывод, что людей обманывают по поводу серьёзности ситуации и обещают то, чего не делают», — говорит Ксения. Она рассказывает, что соседние комнаты в их общежитии пострадали не меньше. Многие семьи тоже не смогли дождаться ответов от чиновников и уехали.

Подобная история произошла с родителями 21-летнего студента Ивана Кобенко. Он рассказывает, что сам учится в Москве, а его родители живут в Крыму, в посёлке Новофёдоровка, на первом этаже многоэтажного дома. В момент взрыва оба были на работе. В квартире находилась только собака чихуахуа.

Взрывной волной в доме выбило подъездную дверь. В квартире у супругов Кобенко вылетели все стёкла и межкомнатные двери. Уцелела только одна — ведущая в туалет.

Квартира Кобенко. Фото: личный архив семьи Кобенко

После заявления в департамент социального обеспечения к супругам приходила комиссия делать замеры. Семье пообещали, что повреждения устранят, но сроков не назвали. Положенную им выплату в 10 тысяч рублей супруги тоже не получили. Чтобы не оставаться в квартире без окон и дверей, они на время поехали к родственникам в Саки.

Дом, в котором живёт семья Кобенко, после взрывов. Фото: личный архив семьи Кобенко

Никите 31 год. Он рассказывает, что квартира его мамы в Новофёдоровке тоже пострадала. Женщина живёт примерно в одном километре от предполагаемого места детонации. Девятого августа она была дома вместе с кошкой, когда вдруг раздался взрыв. В квартире вылетели все стёкла. Сама мама, по словам Никиты, «к большому счастью, пострадала только морально. Больше кошка в шоке».

Дом мамы Никиты после взрывов. Фото: личный архив семьи Кобенко

После обращения в департамент соцзащиты женщине выплатили 10 тысяч рублей. Но, как и многим другим крымчанам, ей не сказали, когда восстановят жильё. Также ей объяснили, что не смогут компенсировать затраты, если она поменяет стёкла за свой счёт.

«Никто ничего точно сказать не может. Много разных мнений и версий. Возможно, в сентябре — октябре начнут шевелиться», — говорит Никита. Его мама по-прежнему живёт в своей квартире. Окна она затыкает тряпками.

Дом мамы Никиты после взрывов. Фото: личный архив семьи Кобенко

«Всю жизнь проработали, а теперь будем жить в разрухе»

Нина Романова (имя изменено) из Майского с 16 августа живёт в квартире с клеёнкой на окнах. В момент взрыва на территории войсковой части у неё выбило все стёкла. К Романовой приезжали две комиссии — местная и из Симферополя. Обе оценили замену стёкол в 70 тысяч рублей, но сроки восстановления не назвали.

В семье Романовой семь человек. Женщина подсчитала, что, если власти выплатят каждому обещанные 10 тысяч рублей, этих денег как раз хватит на новые стёкла. Но деньги на их счета до сих пор не поступили.

У Алии Сулеймановой и её мужа из Азовского взрывной волной выбило окна, повредило потолки и люстры в обоих домах (у супругов загородный участок с двумя строениями). Незадолго до этого муж Алии сделал ремонт. «Хотели на старости лет покоя», — рассказывает Алия. Теперь результаты его трудов уничтожены.

Сроков восстановления повреждений чиновники не назвали. Супруги оценивают ущерб в 80–100 тысяч рублей. Пока им выплатили только по 10 тысяч рублей единовременной компенсации. Алия переживает, что повреждения им так и не восстановят, а на новый ремонт у семьи денег нет.

«Что я могу позволить себе на 10 тысяч, если на такую же пенсию я не могу даже мяса купить? Мне 68 лет, всю жизнь проработали, а теперь всё — будем жить в разрухе», — говорит она.

У Азата Ляпина (имя изменено) пострадало кафе в Азовском. Во время взрывов в помещении частично обвалился потолок. Мужчина дважды обращался в районную администрацию, но так и не смог узнать, помогут ли ему власти отремонтировать потолок и когда это произойдёт. С ним так никто и не связался.

«У нас [в кафе] был Сергей Валерьевич Аксёнов (глава Крыма. — Прим. ред.). Он сказал: „Ничего не делайте, не ремонтируйте, иначе компенсаций не будет“. Потолок по сей день ободранный»«, — рассказывает Ляпин.

Чтобы не пропустить новые тексты «Вёрстки», подписывайтесь на наш телеграм-канал

«Идите в суд»

Некоторым крымчанам власти отказали в компенсации, сославшись на то, что у них нет нужных документов. Так случилось с семьёй Елены Карениной. Несколько лет назад она вместе с родными купила одноэтажный пятикомнатный дом в кооперативе «Садоводческий „Береговой“» в Новофёдоровке. В сезон (с апреля по октябрь) они прилетали в Крым и жили там, а остальное время проводили в Петербурге.

Так семья поступила и в этом году. Родители Елены, а также её 75-летняя бабушка и 80-летний дедушка приехали отдыхать в Новофёдоровку. Девятого августа родители поехали купаться на озеро, а пенсионеры остались дома. Когда раздались взрывы, они спустились в подвал и сидели там, пока всё не утихло.

Взрывной волной в доме выбило все стёкла; также оказались повреждены потолки. В одной комнате частично обвалилась крыша. Семья Елены, испугавшись, покинула посёлок. Сделать это удалось лишь «окольными путями», через поля, потому что военные оцепили территорию и никого не выпускали. Но через несколько дней бабушка с дедушкой вернулись в дом. «Это наш дом. Почему мы должны уезжать?» — объясняет их решение Елена.

Местные власти, к которым Елена обратилась за компенсацией, восстанавливать дом отказались. Они аргументировали это тем, что дом считается дачей и статуса жилого помещения у него нет. «Идите в суд», — сказали чиновники Елене. Но девушка считает, что это «бесполезно». Ремонтировать дом семья будет за свой счёт.

В такой же ситуации оказался житель Новофёдоровки Александр Горщинцев. Его семья купила участок и построила дом, но не успела официально зарегистрировать его как жилое помещение. В день взрывов на кухне обвалилась часть потолка. «Никто не пострадал, но ужаса было будь здоров», — рассказывает он. В администрации района крымчанину ответили, что специальная комиссия составляет список пострадавших нежилых сооружений. Но каким будет заключение комиссии, неизвестно, так как «решение по данному вопросу правовым актом не определено». «Наберитесь терпения», — посоветовали чиновники Горщинцеву. Крымчанин планирует не ждать ответа чиновников, а сделать ремонт за свои деньги.

Посёлок Майское, Джанкойский район. Фото: предоставлено одним из собеседников

В ещё более трудном положении оказался житель Майского Денис Лондарев. Девять лет назад с женой и ребёнком он переехал из Брянки Луганской области в Крым и поселился в доме родственника (сам родственник живёт в Москве, и его дом пустовал). Шестнадцатого августа в здании вылетели стёкла и обрушился потолок. Сам Лондарев не может подать заявку на восстановление дома потому, что он ему не принадлежит, а родственник в ближайшее время не сможет приехать из Москвы. В выплате в 10 тысяч рублей местные власти отказывают из-за того, что у Лондаревых нет российских паспортов. Семья пытается получить их с 2014 года, но сталкивается с бюрократическими проволочками. Лондаревых отправляют по месту прописки в Брянку, но те не хотят возвращаться в Луганскую область: боятся, что там слишком опасно. «Ребёнок переходит в пятый класс, а у меня ни документов, ни хаты нету. Не знаю, как мне дальше быть», — переживает Лондарев.

Глава Новофёдоровки на личное сообщение журналистки «Вёрстки» не ответил. В пресс-службе администрации Сакского района сказали, что у них есть указание: комментировать эту тему может только глава администрации или глава региона. Глава администрации оказался в командировке, и связаться с ним не удалось. Ответственные за выплату компенсаций и восстановление домов чиновники администрации Джанкойского района на сообщения и звонки издания не ответили.

Фото на обложке: Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Дарья Кучеренко, Елена Долженко