«Я лучше трёшку мотану, но туда не вернусь». Отказников, прошедших лагерь в Брянке, заставляют вернуться на войну

Теперь они выбирают между фронтом и тюрьмой

«Я лучше трёшку мотану, но туда не вернусь». Отказников, прошедших лагерь в Брянке, заставляют вернуться на войну

После объявления «частичной мобилизации» военнослужащих, которые не захотели больше воевать в Украине и прошли лагеря для отказников в Луганской области, снова призывают на фронт. Теперь им угрожают за отказ уголовным преследованием и тюремным сроком. «Вёрстка» узнала, как отказники отреагировали на эти угрозы и поедут ли они воевать.

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА

По мнению Минюста, автор статьи Регина Гималова выполняет функцию иноагента. Редакция ставит этот абзац для её безопасности.

Чтобы не пропустить другие материалы «Вёрстки», подпишитесь на наш телеграм-канал

Российским военным, которые отказались от участия в войне в Украине и прошли лагерь для отказников, теперь грозят уголовным преследованием за повторный отказ после объявления мобилизации. Об этом «Вёрстке» рассказал один из военнослужащих, побывавший в лагерях для отказников в Брянке и Перевальске.

По его словам, в военной части на Дальнем Востоке контрактникам объявили, что за отказ воевать им будет грозить тюремный срок. Среди военных этой части были и те, кого летом удерживали в специальных лагерях для отказников в Брянке и Перевальске за попытки разорвать контракт с Минобороны РФ. Побывавшие в этих лагерях рассказывали, что их били и пытали. Они вернулись на территорию России, но так и не дождались приказа об увольнении.

Некоторые из отказников собираются снова ехать на фронт, чтобы избежать уголовного наказания, другие — готовы отсидеть срок. Собеседник «Вёрстки» говорит со ссылкой на сослуживцев, что командир полка военной части на Дальнем Востоке обещал докладывать в прокуратуру обо всех контрактниках, которые отказались воевать.

«Когда им объявили, что посадят в тюрьму, многие обосрались, испугались и сказали, что поедут обратно. Тут ещё есть дурачки в надежде, что там [на фронте] что-то поменяется», — рассказал один из военнослужащих, который присутствовал на построении, но всё равно написал рапорт об отказе ехать на войну.

«Я лучше трёшку мотану, но туда не вернусь», — написал собеседнику «Вёрстки» другой контрактник из этой же части.

Родитель ещё одного контрактника, побывавшего в Брянке, сообщил «Вёрстке», что его сын также не дождался приказа об увольнении и теперь ему грозит уголовное преследование, если он откажется вернуться на фронт:

«Сын не успел уволиться. Я думаю, они специально тянули резину, чтобы отказников опять туда затянуть, как только объявят мобилизацию. Мы поговорили с сыном, и он сказал, что не пойдёт на фронт. Мы с ним поговорили, и я сказал ему: „Какая разница, попасть в тюрьму в России или сидеть в тюрьме на войне?“».

Вчера Владимир Путин объявил о «частичной мобилизации». Перед этим Госдума и Совет Федерации одобрили поправки в Уголовный кодекс, которые ужесточают наказание за самовольное оставление воинских частей и вводят ответственность за отказ воевать и выполнять приказы командиров в условиях вооруженного конфликта. Те же поправки включают в список отягчающих обстоятельств совершение преступления «в период мобилизации или военного положения, в военное время».

Как разъясняли юристы, поправки напрямую коснутся отказников. Им будет грозить до трех лет колонии за отказ воевать. Поправки начнут действовать после того, как президент подпишет этот законопроект.

Так называемые лагеря для отказников появились этим летом в городах Брянка и Перевальск Луганской области. Туда привозили российских военных, которые не хотели продолжать воевать и пытались разорвать контракт с Минобороны РФ. От них требовали вернуться на фронт, а охраняли их наёмники из ЧВК Вагнера. Военные, прошедшие эти лагеря, рассказывали, что их держали в подвалах без воды и еды, возили в лес, угрожая расстрелами, и избивали. После того, как о лагерях узнали СМИ, а родители контрактников начали обращаться в Следственный комитет, лагерь расформировали. Часть солдат отправили в госпитали, некоторых — в военные части на территории России, а нескольких человек заставили вернуться на фронт.

Коллаж на обложке: Рим Сайфутдинов

Анна Рыжкова, Регина Гималова