«Приму беженку с Украины. Молодую, здоровую, красивую, работящую»

Как российские мужчины предлагают украинским женщинам помощь в обмен на секс, любовь и работу по дому

«Приму беженку с Украины. Молодую, здоровую, красивую, работящую»

С конца февраля в группах во «Вконтакте» появилось больше сотни постов от российских мужчин, желающих помочь беженкам. Авторы объявлений «Помогу украинке с жильём» часто не скрывают, что ищут себе партнёршу для секса, невесту, домохозяйку или няню для детей. Многие также рассчитывают, что смогут построить с девушками, приехавшими из Украины, настоящие отношения. «Вёрстка» пообщалась с десятками авторов таких постов, чтобы узнать их истории и понять мотивы.

Чтобы не пропустить новые тексты «Вёрстки», подписывайтесь на наш телеграм-канал.

«Мы квиты»

Из родного Мариуполя Мария (имя изменено) выехала 2 апреля. Она рассказывает, что до гуманитарного коридора ей пришлось идти «через полгорода под обстрелами». В спешке она оставила дома телефон, потому что «было не до него». По дороге её беспокоила боль от плохо заживающего осколочного ранения, которое она получила ещё в начале марта. Уже возле эвакуационных автобусов она обнаружила, что забыла положить паспорт в папку с документами. Так она и поехала — без телефона и паспорта.

Путь до Таганрога занял полтора дня. Марию вместе с другими беженцами разместили в ПВР (пункте временного размещения). Она рассказывает, что это был зал спортивного комплекса, переоборудованный под «одну большую спальню», где помещалось примерно 200 раскладушек.

Украинских беженцев, попавших на территорию России, из ПВР направляют в другие регионы по эвакуационным маршрутам. Часто у них нет возможности выбрать, куда именно они поедут. Беженцы, которые прибыли в Таганрог вместе с Марией, дальше отправлялись в Челябинск, Чебоксары и другие города вдалеке от границы с Украиной. Но ей не хотелось ехать вглубь страны — Мария надеялась при первой же возможности вернуться домой к ребёнку, который остался в Мариуполе с бывшим мужем.

Она думала самостоятельно уехать в самопровозглашённую ДНР, но выяснилось, что для этого обязательно нужен паспорт. Тогда Мария стала искать, где можно остановиться в Ростовской области. Денег на аренду ей не хватало, поэтому она попросила смартфон у мамы (её тоже эвакуировали в Таганрог из Мариуполя) и написала во «ВКонтакте» пост с просьбой о помощи.

Она говорит, что публиковать такое объявление было не очень приятно. «Раньше мне не приходилось никого ни о чём просить и попрошайничать», — объясняет Мария.

При этом она даже не задумывалась, что на её пост могут откликнуться люди с недобрыми намерениями. После Мариуполя и обстрелов её чувство опасности притупилось. «Самое плохое уже пережито, что может быть страшнее? — рассуждает она. — Когда каждую минуту думаешь, в тебя прилетит или не в тебя, выживешь или не выживешь».

На объявление вскоре откликнулся мужчина по имени Василий (имя изменено). Он предложил ей пожить у него в станице Боковской на севере Ростовской области. В обмен на это он хотел, чтобы Мария помогала ему по дому. Ей такое условие показалось вполне подходящим, и она согласилась.

Через пять дней в ПВР за Марией на машине приехала мама Василия. Дорога до станицы Боковской заняла шесть часов. Когда они наконец прибыли, Василий встретил Марию в инвалидной коляске — оказалось, что у него ДЦП.

Это её сильно удивило, потому что в переписке Василий ни разу об этом не упоминал. Хотя Марии казалось, что если ищешь человека для помощи по дому, стоит сообщать такие подробности, чтобы было понятно, с чем именно может потребоваться помощь.

Впрочем, и сам Василий представлял себе встречу с Марией совсем иначе. Он говорит, что, приглашая её к себе домой, рассчитывал построить с ней «серьёзные отношения». Но, впервые увидев Марию, понял, что это маловероятно. «Когда мама приехала за ней в ПВР, она просто не заметила, что Мария в положении, — говорит он. — Это смешно, но так и было».

Василий рассказывает, что это открытие его разочаровало. Мария в свою очередь отмечает, что он и сам до последнего не рассказывал о себе правду. «То есть мы квиты», — говорит она.

«Мне тоже можно беженок?»

В 2014 году, после начала вооружённого конфликта в Донбассе, во «ВКонтакте» появились десятки групп, посвящённых помощи переселенцам из так называемых ДНР и ЛНР. Сейчас эти группы продолжают существовать. С конца февраля в них стало появляться больше свежих публикаций.

В феврале в Россию начали прибывать первые эшелоны с беженцами, вывезенными по гуманитарным коридорам. Украинцы, оказавшись вдали от дома, обращались к россиянам в соцсетях за помощью — они искали жильё, одежду, деньги на продукты, просили сопроводить их при оформлении документов.

Параллельно в группах стали появляться объявления от российских мужчин, которые предлагали помощь. Правда, исключительно женщинам. «Вёрстка» насчитала больше сотни таких постов в более чем десяти группах. В некоторых случаях мужчины даже не писали ничего о помощи, а просто предлагали украинкам познакомиться.

Скриншот со страницы сообщества о помощи беженцам «Вконтакте»

Посты появлялись как в региональных пабликах, например, «Переселенцы и беженцы в Калуге и Туле» (4 тысячи участников), «Помощь беженцам. СПБ» (1400 участников), так и в общероссийских сообществах. В популярной группе «Беженцы с Украины» (1 тысяча участников) первые подобные объявления появились ещё 19 февраля. За один только май предложения оказать «помощь беженке» там опубликовали 22 российских мужчин.

«Вёрстка» также нашла две малочисленные группы, посвящённые исключительно знакомствам с одинокими украинскими беженками. Они называются «Возьму замуж беженку из Украины» (87 участников) и «Беженке с Украины нужна помощь» (54 участника).

Содержания объявлений бывают разными. Некоторые авторы ограничиваются короткими сообщениями: «Возьму беженку. Полностью обеспечу», «Возьму к себе девочку на постоянное жильё, живу один», «Познакомлюсь с беженкой из Украины для создания семьи», «Сдам половину дивана для беженки» или даже «Мне тоже можно беженок?» («Вёрстка» не даёт ссылки на эти объявления и не раскрывает имена авторов, чтобы обеспечить их безопасность. В распоряжении редакции имеются скриншоты всех постов — прим. «Вёрстки»).

Скриншот со страницы сообщества о помощи беженцам «Вконтакте»

В других объявлениях мужчины более подробно рассказывают о себе и своём социальном статусе. Например, житель Свердловской области, желающий «пристроить к себе» украинку, пишет, что он «добрый, разведён». Тридцатидвухлетний житель Мурманской области, готовый принять девушку из Украины на ПМЖ, рассказывает, что он «адекватный, хладнокровный, спокойный, работяга». Неженатый 42-летний житель Санкт-Петербурга, который ищет беженку с детьми, в объявлении обещает предоставить своё фото по запросу.

Часть мужчин также уточняют критерии, которым должна соответствовать беженка, чтобы они были готовы ей помочь. Например, житель Москвы сообщает, что для «сожительства» ему нужна непременно молодая украинка. Мужчина из Ставрополя, ищущий женщину «в идеале для создания семьи», пишет: «Приму беженку с Украины. Молодую, здоровую, красивую, работящую». Ростовчанин, готовый «обеспечить всем» женщину из Украины, уточняет, что ему нужна «симпатичная, стройная, от 20-ти до 30-ти лет».

Кто-то пишет, что «готов взять замуж» вдову с ребёнком или «приютить» одинокую девушку с грудничком. Некоторым мужчинам, наоборот, принципиально важно, чтобы беженка приехала без детей.

Скриншот со страницы сообщества о помощи беженцам «Вконтакте»

«Навязываться никому не собираюсь»

Когда Мария приехала к Василию в его дом в станице Боковской, он выделил ей комнату с диваном и телевизором. Она, как и обещала, стала выполнять работу по дому: разогревала и подавала обеды, помогала маме Василия готовить. Впрочем, сам Василий в разговоре с «Вёрсткой» заявил, что это он «просто кормил девушку», пока она у него жила.

Мария говорит, что к тому моменту она была уже на большом сроке беременности и слишком много работы не выполняла, но силы на несложные задачи «как-то находились».

По словам Марии, во время её пребывания в станице Боковской всё было «относительно нормально». Ей не нравилось лишь, что мама Василия часто жаловалась на плохое самочувствие — Мария считала, что это не очень уместно, когда рядом находится человек, бежавший от военных действий, да ещё и с осколочным ранением, которое только недавно начало заживать.

Через две недели Василий объявил Марии, что не хочет оставлять у себя женщину с ребёнком. Она говорит, что не сильно расстроилась, лишь подумала про себя: «Навязываться никому не собираюсь». После этого мама Василия отвезла Марию в больницу — она надеялась остаться там до родов, чтобы следить за состоянием ребёнка. Но ей отказали в госпитализации, и в итоге мама Василия высадила девушку там же, где они впервые встретились — у ПВР.

Снова пытаться искать бесплатное жильё Мария не решилась. Теперь у неё оставалось лишь два варианта: или снимать квартиру в Таганроге за свой счёт, или уезжать в другой город «по распределению» и там дожидаться родов. Она по-прежнему не могла позволить себе аренду, и ей пришлось ехать в Ставропольский край на поезде для беженцев.

Василий после неудачи с Марией продолжает искать беженку «для серьёзных отношений или хотя бы на время». 15 мая он опубликовал пост: «Приму одинокую беженку без детей. От 30 до 45 лет. Имею большое имущество». Во время разговора с журналисткой «Вёрстки» он трижды спросил, может ли она помочь ему с поисками.

«Женщины, пережившие ад, будут хорошими жёнами»

«Вёрстка» написала 45-ти мужчинам, опубликовавшим объявления в разных группах «Вконтакте» с конца февраля. Тридцать три из них ответили на сообщения и подтвердили, что действительно хотели бы принять у себя беженок и ждут, когда те им напишут.

Двадцатидевятилетний Дмитрий из Москвы рассказал «Вёрстке», что ищет невесту именно среди украинок, потому что «девушки в России не уважают парней, и им нужны только деньги».

По словам Дмитрия, если он познакомится с беженкой, которая ему понравится, то он собирается на ней жениться. Будущей невесте он готов предложить «помощь с поступлением в колледж, российский паспорт, любовь, дом, семью, хороший образ жизни». Если же беженка ему «не очень» понравится, то он, по его собственным словам, поможет ей устроиться на работу в России. Во время разговора с журналисткой «Вёрстки» Дмитрий поинтересовался, замужем ли она.

Другой москвич опубликовал объявление: «Заберу к себе жить девушку хозяйственную, хоть на год или ПМЖ, Москва». В разговоре с «Вёрсткой» он отказался называть своё имя, но рассказал, что ищет украинку, потому что недоволен девушками из российской столицы.

«Девяносто процентов московских девушек не то что создать уют в доме не могут, но и готовить не умеют, — объяснил он. — Украинские девушки другие». Каких-либо конкретных требований к возрасту и внешности женщины, которую он ищет, у него нет. Главное, чтобы она содержала в чистоте его двухкомнатную квартиру и готовила еду. При этом мужчина надеется, что у них будут ещё и романтические отношения.

Скриншот со страницы сообщества о помощи беженцам «Вконтакте»

Тридцатиоднолетний житель Таганрога написал в группе «Помощь беженцам. СПБ», что готов помочь «стройной девушке». В разговоре с «Вёрсткой» он представился Викентием и рассказал, что сейчас живёт в однокомнатной квартире, но собирается покупать более просторное жильё для себя и будущей жены. Невесту он решил искать среди украинских девушек. На вопрос, почему его избранница непременно должна быть стройной, он ответил: «Гипотетически и концептуально не приемлю иные склады фигур».

Разведённый 49-летний отец троих детей Артём рассказывает, что хочет принять в свой частный дом в Москве беженку, которая будет трудиться по хозяйству и заниматься с ним сексом. По мнению Артёма, это справедливая плата за проживание в столице.

«Или я обязан кормить, одевать, обувать бесплатно? — рассуждает он в разговоре с „Вёрсткой“. — Если ты со мной будешь жить под одной крышей полгода, как ты думаешь, будет у нас с тобой секс? Делить постель придётся, это природный отбор, мы ничего не поменяем в природе». По словам Артёма, ему писали женщины из Украины, но в итоге ни одна из них так к нему и не приехала. «Они врут, что им нужна помощь», — убеждён он.

Тридцатисемилетний Альберт из Набережных Челнов свой интерес к украинкам объясняет так: «Я подумал, мало ли, судьба сведёт. Ведь есть поговорка: „было бы счастье, да несчастье помогло“».

Альберт говорит, что ему кажется логичным сначала какое-то время пожить с женщиной, с которой он познакомится, убедиться, что они подходят друг другу и могут вместе создать семью. При этом он готов всё это время обеспечивать «избранницу» всем необходимым. А в случае «обоюдной эмпатии», по его словам, он уже ждал бы от беженки помощи по хозяйству и рассчитывал бы на сексуальную связь. «Ведь мы же семью создаём, в семье должны стараться оба», — объясняет он свои замыслы.

Скриншот со страницы сообщества о помощи беженцам «Вконтакте»

Пятидесятивосьмилетний Олег пишет, что ему нужна беженка в возрасте от 50-ти до 55-ти лет, которая станет «хозяйкой» в его частном доме на берегу реки Вятки. «Мне кажется, что женщины с Украины, пережившие этот ад, будут хорошими жёнами и хозяйками», — объяснил он, а также поинтересовался у журналистки «Вёрстки», нет ли у неё подходящей для него «кандидатуры».

Кандидат социологических наук, генеральный директор центра по предотвращению насилия «Анна» (по мнению Минюста, центр выполняет функции иностранного агента) Марина Писклакова-Паркер говорит, что, вероятно, в понимании этих мужчин счастливая семья — это та, в которой есть обслуживающая и послушная жена.

«Эти установки строятся на стереотипах о мужской и женской роли в семье и обществе, — объясняет она. — Кто-то о своих установках сообщает более цинично, а кто-то пытается их завуалировать». По её словам, многие из этих мужчин действительно могут считать, что женщины мечтают о таких отношениях и таком разделении ответственности в семье.

Причём часть этих мужчин, как объясняет Писклакова-Паркер, не уверены в себе и своём положении. Именно поэтому они ищут женщину, оказавшуюся в уязвимой позиции — надеются, что она будет к ним менее требовательна и они получат от неё всё, что хотят. Отношения с сильными женщинами им строить трудно — они боятся, что те их не примут. Поэтому ищут уязвимую партнёршу, которая будет их оправдывать и уважать, увидит в них спасителя.

«В моей теме — теме домашнего насилия — это огромный красный флаг, просто транспарант», — говорит она. По мнению Писклаковой-Паркер, ситуация, когда один партнёр зависит от другого, редко может привести к чему-то хорошему. «Есть категория мужчин, которые склонны к домашнему насилию, и они бессознательно понимают, что беженку будет легче контролировать, — объясняет она. — Есть и потенциальные траффикеры (люди, которые занимаются трудовой или сексуальной эксплуатацией — прим. „Вёрстки“). Ведь кризисные ситуации создают возможность для дополнительных, в том числе криминальных ситуаций».

Писклакова-Паркер уверена: для большинства мужчин, занятых поисками украинок в соцсетях, беженка — это просто человек, нуждающийся в жилье. «Они не особо задумываются над травмой, которую пережили эти женщины, — говорит эксперт. — Рассматривают их как на рынке». А ещё, по её мнению, многие мужчины могут верить, что Россия занимается освобождением Украины. В какой-то степени, возможно, они хотят продолжить «благое» дело российских войск, «защищая» украинских женщин на «своей территории».

Соучредитель центра психологической помощи «Не терпи» психолог Татьяна Орлова тоже считает, что такие объявления от мужчин — проявление патриархального общества и существующих в нём установок. «Эти установки предполагают, что мужчина — центральный персонаж, а женщина его обслуживает, — объясняет Орлова. — Мужчина — барин, который берёт к себе крепостную».

Психолог объясняет, что с 24 февраля подобные явления стали более заметны. «Наше общество постепенно менялось, — говорит она. Женщины — и российские, и украинские — уже не особенно готовы были участвовать в таких патриархальных отношениях, где мужчина принимает решения, а женщина только со всем соглашается, занимается хозяйством и детьми. Таких пар и браков становилось всё меньше».

Но сейчас, по словам Орловой, многие украинские женщины оказались в уязвимой позиции, а у мужчин, которые хотят патриархальных отношений, появились фантазии, что в такой ситуации у них что-то получится.

Психолог предупреждает, что отношения с авторами таких объявлений могут обернуться домашним насилием — эмоциональным или физическим. Если женщину используют в качестве рабочей силы или секс-рабыни, о равноправии не может быть и речи. А если у женщины нет ресурсов и родственников, которые могут её поддержать, выйти из таких зависимых отношений очень сложно.

Скриншот со страницы сообщества о помощи беженцам «Вконтакте»

Чтобы не пропустить новые тексты «Вёрстки», подписывайтесь на наш телеграм-канал.

«Ищу няньку до 35-ти без вредных привычек»

Далеко не все мужчины, размещающие объявления о помощи беженкам, рассчитывают на отношения или сексуальную связь. Есть и авторы постов, которые прямо сказали «Вёрстке», что ищут прежде всего работницу по хозяйству или воспитательницу для ребёнка.

Например, 35-летний Иван из Тулы рассказывает, что живёт один в доме «с большим участком и огородом». Он много работает и хочет, чтобы женщина из Украины помогала ему вести хозяйство. Вступать с ним в романтические и сексуальные отношения беженке «не обязательно». Приехать в Тулу Иван предложил и журналистке «Вёрстки».

Дмитрий из Череповца говорит, что работает охранником и часто уезжает на вахты — дома его не бывает по полмесяца. Раньше в его отсутствие домашними делами занималась мать, но недавно она умерла. Теперь мужчина ищет беженку, которая согласится постоянно жить в его двухэтажном доме и вести хозяйство. На секс Дмитрий, по его словам, не рассчитывает, но «всё зависит от желания женщины».

Денис из города Вельска в Архангельской области через группы помощи беженцам ищет бесплатную «няньку до 35-ти лет без вредных привычек» для своего двухлетнего сына, которого воспитывает один. Денису 36 лет, он работает на железной дороге. С беженкой, которая захочет смотреть за ребёнком, он готов жить вместе в своей двухкомнатной квартире. Денис не исключает, что захочет с девушкой романтических или сексуальных отношений, но предлагает ей всё же для начала «побыть в роли няньки».

Нашлись и мужчины, которые в разговоре с «Вёрсткой» заявили, что хотят помочь беженкам от чистого сердца и не ждут ничего взамен.

Например, Дмитрий из Удмуртии, «русский, без вредных привычек», пишет, что готов помочь матери-одиночке с ребёнком до восьми лет и предложить им дом в деревне, который построил специально для своей будущей семьи. «Я человек, верующий в Бога. Блудом заниматься не собираюсь», — сказал он «Вёрстке». По словам Дмитрия, он предлагает помощь исключительно женщинам не из корыстных соображений. Просто, по его мнению, беженки нуждаются в помощи больше беженцев, потому что «мужчина — сильный пол, сможет найти выход из положения».

Андрей из Керчи рассказывает, что уже помог двум беженкам из Украины обустроиться в России и найти работу, потому что «воспитан так, что должен помогать женщинам в беде». Иначе, по его мнению, беженки пойдут «на трассу или в бордель».

Владислав из Иркутской области написал «Вёрстке», что не допускает даже мысли воспользоваться чьей-то бедой в своих интересах. Он рассказал, что недавно у него сгорел дом, но он построил новый — ещё больше. И теперь, когда у него так много места, считает нужным помочь тем, кому негде жить.

Владислав говорит, что в его деревне всё на виду, и если он примет в доме беженку, а потом начнёт нарушать её права или принуждать женщину к труду, никто вокруг этого не поймёт. «У нас Сибирь, и тут малость по-другому всё», — объясняет он.

Психолог-консультант, специалист по коррекции деструктивно-агрессивного и насильственного поведения Станислав Хоцкий не отрицает, что, возможно, некоторые из этих мужчин действительно хотели бы помочь переселенкам из Украины. «Но ведущий мотив здесь явно другой. Подобные объявления — это всегда попытка выстроить отношения с зависимым, эмоционально уязвимым человеком. Это звучит опасно, — говорит Хоцкий. — Человек, приглашающий в отношения с изначальным дисбалансом власти, ресурсов и эмоциональной устойчивости, создаёт условия для проявления насилия со своей стороны».

В такой ситуации, по словам психолога, человек, обладающий властью, рискует ей злоупотребить и рано или поздно сделает это, если нет сдерживающих факторов. «В подобной ситуации гарантированно избежать вреда для того, кому помогаешь, можно, только отказавшись от использования уязвимости этого человека, — считает Хоцкий. — Сделать это, пригласив его в отношения, невозможно».

Скриншот со страницы сообщества о помощи беженцам «Вконтакте»

«Об меня ноги вытерли»

Также «Вёрстке» встретились мужчины, которые рассказали, что, пытаясь помочь или познакомиться с беженками, получили неприятный опыт и потеряли доверие к украинкам. Теперь эти мужчины считают себя их жертвами.

Например, житель Москвы Сергей в середине мая рассказывал «Вёрстке», что он познакомился с беженкой из ДНР и ждёт её приезда в столицу «на днях». Он говорил, что общался с ней по видеосвязи, и у них возникла взаимная симпатия. Он предложил ей приехать и взялся помочь с деньгами на дорогу и вещами первой необходимости.

Но в итоге, как он рассказал позже, встреча не состоялась. В назначенный день он перевёл ей деньги, и через две минуты она заблокировала его во «Вконтакте» и в Whatsapp. «Вёрстка» пыталась связаться с девушкой и узнать её версию событий, но та не ответила на сообщение.

«Изначально я был готов просто помочь, — говорит Сергей. — В процессе общения мне захотелось большего, как и ей. В общем, что было, то было, живём дальше. Я, если честно, очень удивился такой низменности и подлости».

По словам Сергея, он помог бы девушке, даже если бы она приехала и не захотела вступать с ним в отношения. «Из-за денег я не переживаю, просто неприятно, что об меня ноги вытерли вот так», — говорит он.

Олег из Волгограда рассказывает, что разместил объявления о том, что готов принять у себя беженку, в нескольких группах, но получил от девушек лишь сообщения с просьбой перечислить деньги. Олег уверен, что ему писали не настоящие украинки, а мошенницы.

«Из реальных людей никто не откликнулся, просто зарабатывают на попрошайничестве, — говорит он. — „Пришли денег на карту“, и всё». По словам Олега, отсутствие «реальных» откликов его расстроило. «У меня квартира, дом, нет наследников, — рассказывает он. — Я думал, кто-то хочет приехать и жить».

При этом оплачивать «гостье» дорогу он не готов. По мнению Олега, если нет денег даже на билет, то «нет смысла ехать в другую страну».

Игорь из Санкт-Петербурга говорит, что если беженка обратится к нему с просьбой перевести денег, «тогда мимо». Он объясняет, что боится мошенниц и готов помогать только той женщине, которая приедет к нему домой и «приберёт в квартире», «приготовит ужин», «будет рядом», даже если всё это в итоге не приведёт к отношениям.

Также он ждёт, что женщина, которой он решит помогать, будет разделять его позицию касательно «спецоперации», хотя признаёт, что многих жительниц Украины «сложно было бы переубедить».

«Им с малых лет втюхивали, что Россия плохая, — считает Игорь. — А перевоспитать я уже не смогу. Там уже ненависть и вражда у неё в голове. Если она приезжает, должна понимать, что я-то за Россию и военнообязан».

«Как наживать новое?»

Когда Мария уехала от Василия и решила вместе с другими беженцами отправиться «по распределению» в другой город, она оказалась в Ставропольском крае, в Железноводске. Там её поселили в гостинице «Жемчужина Кавказа».

Сейчас Мария находится на 35-й неделе беременности. В местном роддоме её не стали класть на госпитализацию. Сказали: «Пока ещё побегаешь». Зато попросили встать на учёт. Чтобы сделать это, ей нужно оформить ОМС, а также документы о временном убежище или разрешение на временное проживание. Всё это может занять несколько недель. Ситуация осложняется тем, что паспорта у Марии по-прежнему нет.

В гостинице она сможет оставаться до девятого августа. Что будет с ней дальше, она и сама не знает. Её дом в Мариуполе серьёзно повреждён в результате обстрелов и, возможно, пойдёт под снос. «Где жить? Как наживать новое?» — спрашивает она.

Знакомых в Железноводске у Марии нет. Поддерживает её в основном подруга, которую эвакуировали в Тулу, — они общаются по телефону. Мария говорит, что если бы не поздний срок беременности, она готова была бы устроиться на низкооплачиваемую работу с проживанием в России — например, можно было бы трудиться на небольшой ферме. Тем более что у неё есть зоотехническое образование.

«Я видела объявления, где за такую работу предлагали 10–15 тысяч рублей. Учитывая, что крышу над головой и питание они дают, на мелкие расходы мне хватило бы с головой», — говорит она. Но в нынешнем положении она не может всерьёз трудиться, а значит, и зарабатывать деньги.

«Откуда я знаю, какие у них намерения»

Несколько украинок, которые так же как и Мария просили помощи в соцсетях, рассказали «Вёрстке», что тоже видели объявления российских мужчин или получали от них сообщения.

Двадцатипятилетняя Ирина говорит, что эвакуировалась из Мариуполя в Санкт-Петербург, когда была на третьем месяце беременности. В начале мая она опубликовала в группе «Помощь беженцам из Украины. СПБ» пост с просьбой помочь ей купить проездной. В тексте она объяснила, что не может найти работу без местной прописки, а чтобы её оформить, нужно много передвигаться по городу. Поэтому без проездного ей приходится «часами ходить пешком», а на то, чтобы купить его самостоятельно, у неё нет денег.

В ответ на просьбу она стала получать сообщения от российских мужчин — они приглашали её к себе, обещали бесплатное жильё взамен на уборку и готовку. «Предлагали без отношений, — рассказывает Ирина. — Но, если честно, страшно. Я беременна, одна… Не хочется так рисковать и жить с неизвестными мужчинами».

Тридцатиоднолетняя Марина из Донецка говорит, что тоже получила такие предложения, когда попросила о помощи в одной из групп, но она все их отклонила. «Откуда я знаю, какие у них намерения? — спрашивает она. — У меня есть ребёнок, рисковать я не буду». Двадцатиоднолетняя Валерия из Донецка, которая тоже просила в пабликах финансовой помощи, сказала «Вёрстке», что считает авторов объявлений о поиске беженок «озабоченными» и ни к кому из них за помощью не обращалась.

Оксана Горбунова, защитница прав женщин и участник Глобальной сети женщин-лидеров Vital Voices, предупреждает, что, если украинские беженки на территории России станут жертвами насилия или траффикинга, они не получат правовой помощи.

«В международном праве пострадавшие от торговли людьми имеют возможность защитить свои права, получить компенсацию и безопасно вернуться на родину. Но в РФ международные стандарты не используются. Поэтому, именно для безнаказанной эксплуатации в принудительном труде домашнего хозяйства и в качестве секс-рабынь, вербуют беззащитных украинских женщин, которые и так уже пострадали от российской военщины», — говорит Горбунова.

В одной из крупнейших групп, где общаются украинские беженцы, — «Донбасс в Москве. Переселенцы, беженцы» подобные объявления от российских мужчин отклоняются во время модерации, рассказала «Вёрстке» администратор группы Анна. Она добавила, что, по её мнению, российские мужчины пытаются воспользоваться женщинами в уязвимом положении. «Присылают в день по тысяче раз, — говорит Анна. — Пусть ищут беженок на сайтах знакомств».

Анна Рыжкова, Дарья Кучеренко