«Власть здесь ведёт диалог с народом»

Как российские активисты живут в Кыргызстане

«Власть здесь ведёт диалог с народом»

С февраля Россию покинули тысячи людей. Многие выбрали для релокации страны Европы или Грузию, которые и в мирное время были популярны среди россиян. А кто-то оказался в государствах, куда менее привычных для политических эмигрантов.

Юля и Илья Кулешовы — супруги-активисты из Санкт-Петербурга — улетели в Кыргызстан, страну, куда туристы и эмигранты обычно не стремятся из-за слабой экономики и инфраструктуры. Супруги тоже думали, что не останутся там надолго, но оказалось, что в Кыргызстане хорошие условия для активизма. «Вёрстка» поговорила с Юлей и Ильёй о том, как кыргызстанцы выступают против репрессивных законов, местные силовики отказываются стрелять на поражение, а власть пытается балансировать между Россией и мировым сообществом.

Чтобы не пропустить другие материалы «Вёрстки», подпишитесь на наш телеграм-канал

«Политика пронизывает всё»

Юля: Мы оба родились в Санкт-Петербурге. Девять лет назад поженились, у нас есть дочка. В России мы с Ильёй занимаемся социальными проектами и активизмом. Например, в 2010 году я открыла первый благотворительный магазин в Санкт-Петербурге «Спасибо!», который занимается сбором, распределением и благотворительной продажей одежды. Занималась экологическим движением «Раздельный сбор». А три с половиной года назад мы с коллегами создали организацию «Тебе поверят», которая поддерживает людей, переживших сексуализированное насилие в детстве. 

Илья: Я занимаюсь урбанистическими проектами, их цель — сделать городское пространство более комфортным и инклюзивным. Например, мы с архитекторами и урбанистами разрабатывали проект парка «Заросли» на участке набережной Макарова на Васильевском острове, где власти хотят проложить автодорогу (Несмотря на обращения от жителей и активистов и разработанный проект, на сегодняшний день власти по-прежнему собираются строить в том месте автодорогу вместо парка — прим. «Вёрстки»). Также я состою в ассоциации «Пошли-поехали», которая занимается развитием велосипедной и пешеходной инфраструктуры. 

Юля с дочкой
Фото из семейного архива

Юля: Как и многое другое, что принято называть «социалочкой», эти инициативы тесно связаны с государственной или городской политикой. Нам долгие годы твердили, что есть «социальная сфера», а есть «политика», куда «лучше не лезть». Но это разделение абсурдно. Война ещё раз доказала, что политика пронизывает всё. 

После 24 февраля мы активно участвовали в первой волне протестных действий, и когда в Петербурге началась волна обысков у наших знакомых  активистов, я решила, что хочу уехать. Мне было сложно постоянно жить в парализующем напряжении. 

«Прививка от снобизма»

Илья: Многие наши друзья отправились в Грузию. Но у нас были трудности с документами — у дочки нет загранпаспорта. А Кыргызстан — одна из немногих стран, куда можно въехать без него.

Кроме того, в начале марта цены на билеты и жильё во многих странах начали резко расти. Например, они сильно поднялись в Армении, куда тоже можно было бы поехать без загранпаспорта. 

Кыргызстан оказался недооценённым направлением. Поначалу мы думали, что остановимся здесь временно, но в этой стране мы быстро почувствовали себя комфортно и решили остаться по крайней мере на год.

Юля: Мы давно хотели исследовать Центральную Азию. В России много трудовых мигрантов из этого региона, а мы очень мало знаем о нём. А ещё взрослые с детства говорили мне, что Россия — самая «развитая» и «цивилизованная» страна, поэтому сейчас я внимательна к колониальному мышлению у себя. Для меня каждое путешествие или жизнь среди других народов — это прививка от снобизма. 

Здесь я в очередной раз убедилась, что насыщенную жизнь можно вести не только в огромных городах. Бишкек кипит классными событиями и наполнен прекрасными людьми. 

«Плотность активистов на душу населения здесь выше, чем в Санкт-Петербурге»

Илья: Мы пожили в Оше, а потом выбрали Бишкек — крутой город, где много активистов, вовлечённых в городскую жизнь. Мне кажется, что их плотность на душу населения здесь гораздо выше, чем в Санкт-Петербурге. По крайней мере, за полтора месяца мы познакомились тут почти с таким же количеством активных горожан, какое знали и в Питере. При этом в Бишкеке живет в пять раз меньше людей.

Здесь очень сильное урбанистическое сообщество. Это, например, проекты Pesh­com и «Городские инициативы». Есть экологические активисты Move­G­reen. Все они занимаются проблемами как по отдельности, так и вместе — у них есть общий проект под названием Urban Hub для решения глобальных вопросов. 

Например, в Бишкеке недавно в очередной раз сменился мэр. Активисты изучили его программу по благоустройству города, написали свои предложения, комментарии и теперь дискутируют с мэрией. Удивительно, но тут это работает и к ним прислушиваются!

Есть и истории, когда в твиттере тегнули мэра Бишкека или даже президента Кыргызстана, и те обратили внимание на проблему. 

Илья
Фото из семейного архива

Юля: Мы не идеализируем Кыргызстан — как абсолютно у любой страны, у него свои серьёзные проблемы. Например, коррупция, наступление на свободу слова, преследования журналистов, безработица, сильное гендерное неравенство, из-за которого очень актуальна проблема домашнего насилия. Но здесь есть мощные правозащитницы, а также активное ЛГБТ-сообщество. Кстати, в Кыргызстане властям не удалось принять такой же как в России закон «о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних». 

«Репрессивные инициативы встречают здесь мощное сопротивление»

Илья: Активисты говорят, что местные власти часто копируют российские законы. Однако здесь репрессивные инициативы встречают мощное сопротивление. Несогласные, люди из неправительственного сектора тут же выходят на митинг и стараются затормозить дальнейшее развитие таких идей. Например, «закон об иностранных агентах» в российском виде кажется местным чем-то абсолютно недопустимым. 

Кроме того, здесь много международных организаций, которые поддерживают некоммерческие инициативы. Из России их уже давно выдавили. (Например, фонд «Сорос-Кыргызстан». В России Генпрокуратура ещё в 2015 году признала фонды «Открытое общество» и «Содействие», основанные американским финансистом Джорджем Соросом, «нежелательными организациями» — прим. «Вёрстки»). 

Юля: В то же время Кыргызстан очень тесно связан с Россией и её экономикой. Мы успели заметить, что трудовые мигранты часто становятся разменной валютой в переговорах России и Кыргызстана. Российские функционеры могут намекать, что, если Кыргызстан не поддержит ту или иную инициативу, страна вышлет мигрантов. 

Поэтому в какой-то степени Кыргызстан ограничен в высказываниях и действиях. Например, когда мы приехали, здесь проходили антивоенные акции. Но потом вышло постановление судов о запрете всех митингов, касающихся ситуации в Украине, до осени. Позже президент Садыр Жапаров сказал, что не против проведения митингов в определённом сквере. Нам кажется, что текущему правительству важно показать, что оно держит нейтралитет. 

Чтобы не пропустить другие материалы «Вёрстки», подпишитесь на наш телеграм-канал

«Переехавшим русским нужен психологический ретрит»

Илья: Мы пока ещё смотрим на местную жизнь со стороны. Поэтому, возможно, наше ощущение не совсем точно передаёт реальное положение дел. Но как мы понимаем, Кыргызстан — самая свободная из всех стран Центральной Азии, потому что здесь прошло несколько революций, начатых силами местных жителей. Хотя, опять же, здесь ведётся много дискуссий о том, насколько эти революции смогли реально изменить ситуацию или по факту были просто сменой элит. Но, так или иначе, нам показалось, что в отношениях с государством люди чувствуют себя здесь свободными и не запуганными. 

У нас недавно был показательный разговор с местными активистами. Один из них спросил: «Как вы мобилизацию проводите в России?». У меня сразу глаза округлились, говорю: «Да вроде бы ещё её не начали». А он мне: «Я имел в виду мобилизацию местных жителей, ну то есть их вовлечение в городские инициативы. Вам, россиянам, нужен психологический ретрит, у вас теперь посттравматический синдром, раз вы слова в таком военном контексте воспринимаете».  

Юля: Из-за резонансных реакций людей власти здесь приходится вести диалог с народом и исправлять допущенные ошибки. Активисты держат чиновников в напряжении, не дают расслабиться и действительно имеют влияние во многих вопросах. Власть периодически сменяется, и у чиновников нет ощущения полной безнаказанности. 

Илья: Как нам объяснили, во время массовых протестов силовые ведомства здесь не всегда готовы выступать на стороне власти, потому что у большинства населения тесные родственные связи. Многие – либо дальние родственники, либо соседи. И если даже сотрудникам МВД разрешают стрелять на поражение, они отказываются, потому что понимают, что в толпе могут быть их родные. 

Юля: Но у этого есть и минус — кумовство, например, при отборе кадров. Да и проблемы могут решаться в обход закона — с помощью звонков высокопоставленной родни. 

«Мы хотим приносить пользу стране, которая нам помогла»

Юля: Мне безумно больно видеть, что в нашем мире, в котором и без этой войны было много горя и проблем, теперь их в тысячу раз больше. Но именно поэтому мы не хотим опускать руки, впадать в уныние. Сейчас поле работы бескрайнее, да и впереди — огромный труд, который нужно проделать, чтобы справиться с последствиями войны

Мы уехали из России, но это не значит, что мы перестали помогать людям, оставшимся там. Наши организации продолжают работать, несмотря на войну. Я помогаю коалиции правозащитников по продвижению информации об альтернативной гражданской службе среди призывников. Мы проводим группы психологической поддержки для людей с антивоенной позицией. Консультируем тех, кто вынужден уезжать из России. Месяц интенсивно волонтёрили в организации помощи украинцам «Помогаем уехать».

А ещё мы хотим продвигать службу медиации для людей с разными политическими позициями, потому что сейчас из-за этого разрушаются семьи и социальные связи. 

Экскурсия от урбанистского сообщества Pesh­com
Фото из семейного архива

Илья: Я с большим удовольствием сотрудничаю с местными урбанистками, мы обмениваемся опытом и уже провели несколько интервенций. А ещё через неделю мы запускаем проект в Бишкеке — «Кызыл Чатыр» («Красная крыша»), дом, где будут вместе жить активисты из России, Кыргызстана и любых других стран. Вместе мы будем проводить акции и мероприятия, чтобы этот прекрасный зелёный город стал ещё уютнее. Пока мы здесь, мы хотим активно интегрироваться в местное общество. Мы уже занимаемся с преподавательницей — учим язык, культуру и историю Кыргызстана, потому что хотим приносить пользу стране, которая нас приняла. 

Фото обложки: из семейного архива

Юлия Ахмедова